Вера в «Семью». В Париже нашли религиозную общину из 3 тысяч родственников

0
73

​Французские журналисты нашли в Париже ячейку удивительной стабильности, которую не смогли пошатнуть ни разрушительные смены власти, ни страшные мировые войны. Речь о крупной религиозной общине под названием «Семья», члены которой женятся только между собой уже целых двести лет. Многие из этих родственников сейчас живут на тех же улицах и в тех же домах, что и их предки в XIX веке. И они так же свято верят в страшную судьбу всех «грешников», не разделяющих их убеждения. Тому же, кто нарушит правила «Семьи» и за это будет изгнан, даже обычная жизнь может показаться адом.

Сплошные кузены

Крупную общину «Семья», члены которой почти два века умудрялись жить практически незаметно для общества в самом сердце Франции, основали последователи янсенизма. Адепты этого религиозного движения XVII-XVIII веков, возникшего среди обычных католиков, зациклились на идее испорченности человека первородным грехом и неизбежного апокалипсиса. Чтобы не растерять свою «святую» убеждённость, в 1819 году восемь пар парижских янсенистов объединились и стали жить подобно одной большой семье. Но в отличие от обычных религиозных фанатиков, стремящихся «завербовать» как можно больше единомышленников, представители родов Тибо, Хавец, Сандос, Ферт, Пулин, Мэтр, Дешелет и Санглье, наоборот, решили закрыться от всего мира доступным им способом.

Члены общины договорились заключать браки только между собой под угрозой изгнания в случае нарушения этого правила. Другой интересной особенностью французского религиозного сообщества стало то, что оно зародилось и обособленно развивалось в самом центре Парижа. С самого начала его члены селились поближе к улице Монтрёй на востоке столицы, где в итоге создали свой мирок. Но, как бы ни стремились эти люди вариться в собственном соку, полностью оградиться от посторонних в большом городе просто невозможно. И именно благодаря взгляду со стороны община получила своё название. Окружающие люди стали именовать её «Семьёй», поскольку постоянно слышали, что все в ней обращаются друг к другу по-родственному: «кузен», «кузина», «тётушка», «дядюшка» и так далее.

Никаких врачей и юристов

Переизбыток близких родственников на небольшом клочке парижской земли в итоге привёл «Семью» на «эшафот» прессы, хотя она совершенно не стремилась заявить о себе миру. По данным журнала «Пари Матч», община попала под прицел СМИ после того, как о ней случайно узнала научный журналист Сюзанна Приват. Летом 2019 года она рассматривала школьные фото своих детей и с удивлением отметила, что в классе многовато учеников с одинаковыми фамилиями. Её сын с дочкой сразу заулыбались и сказали, что все эти ребята — двоюродные братья и сёстры. В школе давно привыкли к этим ученикам и их странноватым большим семьям, в которых все носят старомодную одежду. А вот Сюзанна Приват была поражена и стала собирать информацию об этих людях.

Выяснилось, что сейчас «Семья» состоит примерно из трёх тысяч членов. Их жизнь подчинена строгим правилам, напоминающим обычаи других архаичных религиозных общин. Браки эти люди заключают в молодом возрасте и, как правило, навсегда. Разводы у них — дело исключительное. Средства контрацепции вообще запрещены, поэтому все семьи очень большие. Детей воспитывают женщины, которые чаще всего не работают. Их обеспечивают мужья, в основном выбирающие рабочие специальности. Под строгим табу находятся «греховные» профессии юриста и врача. В общине признают только закон Бога и лишь его считают господином человеческого тела. Также примечательно, что члены «Семьи» не жалуют священнослужителей. Они не признают вообще никаких пастырей, храмов и проводят религиозные обряды в своём тесном кругу. Праздники и молитвы у них тоже собственные.

Хотя дети из общины получают знания в обычных школах, дистанция между ними и другими учениками велика. Юные члены «Семьи» не бывают на продлёнке и дополнительных занятиях, не ездят на экскурсии. Также они не водят дружбу со сверстниками не из своих рядов, поскольку это не приветствуется. Разрешение от родителей посещать библиотеку не с членом «Семьи» — уже великая поблажка.

В «Семье» не без изгоя

Обычная жизнь членов «Семьи» не менее причудлива. Имея компьютеры и телефоны, многие из них годами могут не общаться с людьми из внешнего мира. Особенно чужаков избегают женщины и дети. Представители общины не смотрят новости, не ходят на выборы и даже не интересуются спортом. Хотя среди них тоже есть нарушители. Чаще всего из «Семьи» изгоняют за браки с чужаками. Отступники теряют право на любую помощь и даже не могут общаться с родными. О жизни общины в основном известно из рассказов именно таких изгоев. Они отмечали, что очень тяжело переживали разрыв с миром, в котором росли с детства. Журналист Николя Жаккар считает суровость к нарушителям самым плохим, что есть в «Семье». Но в ней не хотят ничего менять даже с учётом частых генетических заболеваний из-за кровосмешения. К слову, браки между дальними родственниками во Франции не запрещены.

Власти давно знают про «Семью», но не находят причин вмешиваться в её жизнь. Она не подпадает под законодательное определение секты, с которой можно было бы не церемониться. Община не имеет лидера и не вовлекает новых членов. Изгнанные из неё люди упирают на то, что их «родичи» навязывают детям свой образ жизни и порвать с ним трудно. Но такое есть и в обычных семьях. А вера некоторых в то, что жизнь религиозного сообщества изменится из-за раскрытия информации о нём, выглядит шаткой. Тот же Николя Жаккар справедливо заметил, что за двести лет «Семья» видела пять французских республик, две мировые войны и всё ещё здравствует. Пожалуй, это можно объяснить только её единством и заботой членов друг о друге. 

«Когда ты в „Семье“, тебе не нужно волноваться о завтрашнем дне, что сегодня кажется невероятным, — сказал журналистам бывший член общины. — Все переживают о том, как сохранить свою работу и наполнить холодильник, особенно в период кризиса из-за ковида. А в „Семье“ таких вопросов нет».

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here